Вопросы, пожелания, недовольства, нехватка функционала по новому движку

Активная борьба с коррупцией

Статус
В этой теме нельзя размещать новые ответы.

Ленок

/на доске почёта/
Регистрация
17 Янв 2012
Сообщения
1
Reaction score
0
Please note, if you want to make a deal with this user, that it is blocked.
Очень взбудоражила ум одна статья на сайте о коррупции. Конечно с этим втречаешья постоянно, но как интересно написано.
Хорошо известно, что бизнес во многом делается с помощью личных связей. И особенно связей с

силовиками, что и породило современный феномен «силового предпринимательства». Рецепты

построения круга знакомств с «очень важными персонами» хорошо известны и достаточно просты.

Поэтому, если был бы рейтинг способов налаживания нужных связей со структурами власти, то на

первых местах с большим отрывом разместились бы два – дачное шашлычно-банное партнерство и фонд

помощи-поддержки при ведомстве (а лучше, когда помощь принимает межведомственный масштаб).

Иначе говоря, дачные некоммерческие партнерства и благотворительные фонды «для избранных»

образуют неформальные сети знакомств, связи которых мобилизуются бизнесом для решения самых

разных задач. Именно этот серьезный потенциал «высоких отношений» и стал объектом нашего

внимания в продолжение темы о «безупречной службе» Геннадия Лопатина.
Но обо всем по порядку…

О том, что деятельность Геннадия Лопатина на посту директора Департамента ресурсного

обеспечения Министерства юстиции началась с возведения для своего руководства дачного поселка,

говорить как-то не принято. Он в 2002 г. организовал, а в 2003 г. зарегистрировал

некоммерческое партнерство «Красковский обрыв». Более того, в последнее время информация о

причастности Лопатина к этой организации тщательно удаляется из всех возможных баз данных. Что

касается дальнейшей истории самого партнерства, то правление «Красковского обрыва» принимает

уже в 2004 г. решение о его ликвидации, юридическая процедура ликвидации начата в 2005 г. и

завершилась в 2006 г. По мнению экспертов рынка недвижимости, такая поспешная ликвидация может

говорить о стремлении подстраховаться в случае возникновения возможных (а соответственно, и

осознаваемых) претензий, что характерно для «серых схем» приватизации земли в интересах

чиновников. Участки «Красковского обрыва» расположены в одном из самых престижных мест в

стародачном поселке Малаховка. С высокого обрыва, поросшего лесом, открывается чудесный вид на

реку. Чистый хвойный воздух позволяет хорошо отдохнуть и излечиться от многих заболеваний – в

этом месте находятся два детских санатория. В общем, красота, да и только! Казалось бы, что же

здесь скрывать?
Ведь не секрет то, что Геннадий Лопатин был учредителем партнерства вместе с другими

высокопоставленными чиновниками этого ведомства. Демин Ю.Г. – первый заместитель министра

юстиции, которым тогда был Юрий Чайка. Елизаров А.Ф., Забарчук Е.Л., Карлин А.Б. и Сидоренко

Е.Н. – заместители министра юстиции. Бондаренко Н.А., Евдокимов В.Б., Синдеев Ю.М.. – директора

департаментов Минюста; Соснина М.В. – заместитель Лопатина. Кого-то со стороны в «Красковском

обрыве» не было. Не секрет и то, что эти участки под индивидуальное жилищное строительство для

членов «ведомственного клуба» были приобретены совсем не по рыночным ценам. Здесь привлекает

внимание другое – то, как пересекаются интересы соседей по дачам, чьи карьеры уже давно

развиваются в разных плоскостях. И более того, как они затейливо сплетаются с интересами

учредителей других, особенных дачных партнерств, в результате чего получается запутанный, но

цельный клубок негласных «трудовых отношений». Именно эти причудливые переплетения и проясняют

совпадения, ранее воспринимавшиеся как случайные.
Один из соучредителей «Красковского обрыва» – Елизаров Александр Федорович – ранее секретарь и

инструктор комитета ВЛКСМ КГБ СССР, поднявшийся до высот первого заместителя начальника

Управления материально-технического обеспечения ФСБ России. Перед переходом в Минюст в 1999 г.

работал заместителем начальника Инспекторского управления аппарата прикомандированных

сотрудников ФСБ России ? это управление отслеживает деятельностью «офицеров действующего

резерва», засланных во все ключевые компании страны. Активно поддерживает отношения с теми, кто

в спецслужбах заведует хозяйством, а также с теми, кто получил допуск (а это очень

немногочисленная группа) к обслуживанию госзакупок для силовых ведомств. Поэтому неудивительно,

что в том же 2002 г. жена бывшего представителя Карачаево-Черкессии, а теперь свежеиспеченного

завхоза Минюста – Ольга Алексеевна Лопатина – сразу трудоустроилась в ООО «Гринли» (директор ?

Качушкин Максим Валерьевич), входящее в «КН холдинг», управляемый семьей Качушкиных и с

середины 90-х специализирующийся на поставках госструктурам.
Ведь идейный лидер семьи Качушкиных – Сергей Валерьевич Качушкин – также оказался страстным

любителем создавать дачные некоммерческие партнерства. Во-первых, это ДНП «Раменки 4», где его

соучредителями являются: Новиков Н.К., заместитель гендиректора ФАПСИ – начальник

финансово-экономического управления, с 2005 г. первый заместитель начальника Службы обеспечения

деятельности ФСБ, и некто Н.П. Рузаев. Во-вторых, ДНП «Калуга 4», соучредители: Доронин С.Н., с

1999 г. начальник финансово-экономического управления Службы обеспечения деятельности ФСБ, член

Координационного совета при Председателе Совета Федерации по социальной защите военнослужащих,

сотрудников правоохранительных органов и членов их семей, и тот же Рузаев. В-третьих, это ДНП

«Вешки 8», где соучредители следующие: Синяков Ф.М., замначальника Управления недвижимости

ГлавУпДК при МИД России, и снова Рузаев. Трижды упомянутый Рузаев, в свою очередь, является

учредителем ДНП «Жостово 5», где соучредители таковы: Круглик В.М., заместитель директора

Федеральной пограничной службы, и Переверзев П.Т., заместитель директора ФСБ, был руководителем

Департамента обеспечения деятельности ФСБ.
То есть трудоустройство Ольги Лопатиной не случайно – Качушкины собрали своеобразный клуб лиц,

принимающих решения по закупкам товаров и услуг для соответствующих госструктур. Ранее мы уже

говорили о взаимосвязи семей Лопатиных и Качушкиных (см. «__», № ХХХ от _________ 2011), но

теперь эти отношения предстают в новом свете – Геннадий Лопатин является лишь одним из

элементов организованной при посредничестве Качушкиных системы национального масштаба по

обслуживанию госзакупок в интересах очень узкого круга лиц. А то, что руководители структурных

подразделений, отвечающих за материально-техническое обеспечение деятельности силовых ведомств,

оказываются аффилированными лицами и образуют неформальную коммерческую организацию, говорит об

освоении ими новой бизнес-модели – сетевой.
Это значит, что те, кто получил возможность распоряжаться средствами своих организаций, выходят

за рамки должностной иерархии и образуют самостоятельные «центры прибыли», увязывающие

представителей государственных и коммерческих структур. И хотя подобные «центры», как правило,

платят своему руководству заранее оговоренный процент, деятельность их участников определяется

собственными коммерческими интересами. Подключение к сети неформальных отношений позволяет

госслужащим совмещать служебные обязанности с реализацией коммерческих интересов именно потому,

что они не используют официальные каналы, а применяют служебные возможности в рамках

неформальных договоренностей. И в такой неформальной организации по-новому распределяются

весовые функции участников в зависимости от того, кто и какие задачи способен решить для

реализации коммерческих проектов группы. Присутствие Качушкиных как «точки сборки» криминальной

сети указывает на то, что данная семья выполняет функции менеджмента этой неформальной

организации завхозов-силовиков, предлагая различные способы конвертации власти в деньги.
В этой связи представляется неслучайным тот факт, что все начальники Службы обеспечения

деятельности ФСБ оказались втянутыми в нелегальный бизнес. Если ограничиться только периодом

существования «Красковского обрыва», то в позиции главного завхоза ФСБ побывало два человека.

Генерал-полковник Петр Переверзев, известный уже нам как соучредитель ДНП «Жостово 5»,

руководил обеспечением ФСБ с 2000 по 2004 гг. и отметился в махинациях по освобождению части

территории ФСБ в Москве под застройку элитным жильем в обмен на квартиры в домах, построенных в

других районах города. Согласно сведениям Счетной палаты, ущерб, причиненный ведомству и

городу, оценивается почти в $1 млрд. В этих махинациях посредничал генерал-майор ФСБ, советник

Юрия Лужкова по безопасности и глава Департамента капитального строительства мэрии Москвы

Александр Перелыгин, автор строительных афер и схем нелегального оборота капитала между Россией

и Латвией. Следующий ? генерал-майор Сергей Шишин, возглавлявший Службу обеспечения в 2005-2006

гг., был отправлен в отставку после установления его причастности к контрабандным поставкам

мебели в торговый центр «Три кита» через Санкт-Петербургскую таможню, а также к контрабанде

tcnmкитайского ширпотреба через Щелковскую таможню и закрытый склад временного хранения одной

из частей ФСБ (в/ч 54729) ? за контрабандный товар (а это сотни вагонов) платили бюджетные

деньги, а получал его сотрудник со служебным удостоверением ПЖ № 066631. Кстати, к тому же

времени относятся показания Амхаза Мохамада Абдо в рамках «дела Сюсюры» о том, что в 2005 г.

его бизнес-партнерша договорилась с тогдашним министром юстиции, а ныне генпрокурором Юрием

Чайкой через посредников ? Назира Хапсирокова и Геннадия Лопатина (с ним предприниматели

встречались в ресторане «Прага», где тот и предложил свою «крышу») ? о возвращении изъятого МВД

контрабандного товара и закрытии возбужденного уголовного дела за взятку в $5 млн.
Сеть завхозов-силовиков вписывается в общую логику вертикали власти, где именно чиновничество

выступает основой государства и даже уже просто с ним отождествляется. Процесс мягкого

«закручивания гаек» сопровождается новым переделом собственности и созданием системы особых

привилегий для госслужащих. Из чисто технической структуры, обслуживающей деятельность органов

власти, Службы обеспечения превратились в мощную корпорацию, аккумулирующую огромное количество

собственности. Целые кварталы в центре Москвы, дачные поселки и пансионаты Подмосковья,

здравницы черноморского побережья, охотничьи угодья с новой инфраструктурой в заповедных зонах,

сотни объектов в зарубежных странах. Даже крупные корпорации могут позавидовать масштабу

активов завхозов-силовиков. Вот недавнее приобретение Геннадия Лопатина – закупка

Генпрокуратурой автомобилей для нужд ведомства на общую сумму контракта в 165 млн руб. Причем

четверть этого бюджета уйдет на семь полноприводных BMW 750Li xDrive, разгоняющихся до сотни за

5 сек. То есть более 5 млн руб. за каждый автомобиль. В Генпрокуратуре неофициально

подтвердили, что BMW предназначены для начальников управлений и все эти автомобили будут

оснащены спецсигналами.
Постоянное расширение, экспансия – это естественное свойство любого бюрократического аппарата.

Такое расширение продолжается бесконечно, если не ограничивать аппетиты чиновников. Хорошо

известно, что интересы прокуроров простираются очень далеко. Одним из направлений экспансии,

согласно показаниям фигурантов «игорного дела», стал игорный бизнес. В этой связи интересно то,

что «круги знакомств» Лопатина и Качушкина еще раз пересеклись в правлении Общероссийского

общественного фонда «Национальный благотворительный фонд», куда Елизаров Александр Федорович

(соучредитель с Геннадием Лопатиным НП «Красковский обрыв») и Синяков Филимон Михайлович

(соучредитель с Сергеем Качушкиным ДНП «Вешки 8») одновременно вошли в конце 2009 г. как

«первые в составе правления представители общественных организаций силовых министерств и

ведомств России». Елизаров вошел в правление фонда как заместитель гендиректора ОАО

Транспортно-выставочный комплекс «Россия», государственная корпорация «Ростехнологии», он также

входит в состав Попечительского совета Военно-спортивного фонда. Синяков возглавляет Московское

региональное отделение Общероссийского национального военного фонда («Национальный военный

фонд» – первоначальное название Национального благотворительного фонда) и входит в

консультативный совет общественных объединений партии «Единая Россия». ООФ «Национальный

благотворительный фонд» создан по инициативе Владимира Путина в 1999 г. для оказания социальной

поддержки сотрудникам министерств и ведомств Российской Федерации, членам их семей, ветеранам.

С 2007 г. фонд получил право проводить конкурсы среди некоммерческих организаций на получение

господдержки для осуществления конкретных социальных проектов и ежегодно распределяет 400-500

млн руб. В попечительском совете фонда состоят следующие авторитетные лица: духовные лидеры –

Патриарх Кирилл, Талгат Таджуддин, Дамба Аюшев, Берл Лазар; олигархи – Вагит Алекперов, Виктор

Вексельберг, Олег Дерипаска, Михаил Фридман.
Это обстоятельство привлекло внимание потому, что параллельно с ним развивалась следующая

история.
В начале 2009 г. тульский предприниматель Козлов Юрий Петрович предъявил к ООО «Орглот»

требования о компенсации в 100 млн руб. за то, что, по его мнению, начав принимать ставки по

интернет, «Орглот» использует запатентованный им «принцип передачи лотерейной ставки

посредством интернет- или SMS-сообщений». В юридическом департаменте ООО «Орглот» назвали своих

оппонентов из Тулы проходимцами и вымогателями. После ряда патентных экспертиз дело попадает в

прокуратуру Москвы, руководство которой, как это теперь известно, оказалось причастным к

«игорному делу» – согласно показаниям Дмитрия Урумова (бывшего начальника управления по надзору

за следствием Мособлпрокуратуры), прокуроры Москвы и Подмосковья обеспечивали по личной просьбе

Геннадия Лопатина бесперебойную работу игорных залов, в том числе сети «Вулкан», несмотря на

запрет азартных игр. После чего попечительский совет учрежденного Козловым в 2008 г. через ООО

«Русские телекоммуникационные системы» Национального благотворительного фонда (зарегистрирован

в Туле) 4 августа 2009 г. утверждает к реализации Всероссийскую

профилактически-реабилитационную программу (ВСПРП), направленную на помощь страдающим

лудоманией – игровой зависимостью. Очень неожиданный разворот в деятельности организации, ранее

нацеленной на проведение, так называемых, моментальных лотерей.
Складывается впечатление, что тульский «Национальный благотворительный фонд» сознательно

копировал московский – похоже, что рассчитывали использовать созданное сходство фондов, чтобы

вводить в заблуждение местные власти. Ведь свой фонд Козлов создал для того, чтобы найти

лазейки, позволяющие обходить запрет на азартные игры, вступивший в силу в июле 2009 г.

Поэтому-то так активно велись им разработки телевизионных, интернет- и SMS-лотерей, которые

должны были стать сверхприбыльными проектами (именно из-за этого бился Козлов с лотерейщиками,

а не с другими способами организации азартных игр). Но этого не случилось. После того, как

Козлов «попал к московским прокурорам», произошла радикальная переориентация работы тульского

фонда. Вместо лотерей предлагалось «пожертвовать» средства на реализацию ВСПРП и в целях

«профилактики и реабилитации» поиграть на модифицированных игровых автоматах, у которых не было

монетоприемников, а выигрыши выдавались в виде беспроцентных займов.
Фонд, с его хорошо продуманной программой действий по уклонению от ответственности за

организацию и проведение азартных игр (за этим стоит серьезная работа юристов), стал прикрытием

для попавших под запрет игорных залов. Для того, чтобы выйти из-под юридического определения

организуемой деятельности как азартной игры, ставка подменялась пожертвованием, а выигрыш –

займом, что создавало основания для трактовки работы игорных залов «под прикрытием» как

благотворительной деятельности, не направленной на извлечение прибыли. Президентом фонда

Михеевым Ф.М. подписана публичная оферта – договор пожертвования, по условиям которого фонд

принимает на себя обязательства использовать полученные в результате пожертвования средства

целевым способом на реализацию ВСПРП. В свою очередь, согласно ВСПРП, больным лудоманией

позволено играть на привычных для них аппаратах без взимания ставок, а выдача займов, по

заявлениям адвокатов фонда, это уже личное дело тех лиц, которые их выдают, и к деятельности

фонда это не имеет никакого отношения. Фонд заключал с «добровольцами» договора, в соответствии

с которыми те были обязаны организовать на месте бывших игровых клубов

профилактически-реабилитационных центры (точки) для осуществления публичного сбора

пожертвований, заключить договоры о владении и пользовании игровыми автоматами, бывшими ранее в

употреблении. Утверждалось, что подобные центры не извлекают прибыль от данной деятельности,

поскольку 20% от получаемых пожертвований идет в качестве платы за аренду помещения, 79 % – за

аренду оборудования, 1 % перечислялся на счет Фонда.
Удивляет здесь то, что тульский фонд всего лишь за несколько месяцев охватил сотни «точек» по

всей стране, а ведь игорный бизнес является очень закрытым в силу своей сверхдоходности, и

поэтому подобный рост на таком нелегальном рынке без «специальной поддержки» просто невозможен.

Обращает на себя внимание и то, что все попытки привлечь фонд к административной

ответственности и прекратить его деятельность через суд не увенчались успехом. В редких

случаях, где дело о привлечении фонда к ответственности доходило до суда, обвинительное решение

оперативно отменялось в Арбитражном суде (№№ А68-4952/10, А68-5643/10, № А47-9701/10) и

конфискованное игорное оборудование возвращалось. И только после огласки участия московских и

подмосковных прокуроров в «игорном деле», приговоры «добровольцам» фонда, занимавшихся, так

называемой, профилактикой лудомании, не стали ограничиваться скромными штрафами в несколько

тысяч, а то и сотен рублей, но уже лишали их свободы на несколько лет, хотя и условно.
Почему же руководство Общероссийского общественного фонда «Национальный благотворительный фонд»

– самого крупного из шести операторов, распределяющих господдержку НКО – не позаботилось о

своей репутации в ситуации, когда в тех же городах, где реализуют свои проекты некоммерческие

организации, получившие от этого фонда гранты, под вывеской с таким же названием фонда работают

нелегальные игорные заведения? Хотя ОБФ «Национальный благотворительный фонд» ведет специальную

работу в области развития общественных связей и учредил специальный приз за лучший PR-проект в

благотворительности. Параллельное существование такого фонда-тезки и указанные выше факты

«случайных совпадений» говорят о специально выстраиваемых отношениях – все это наводит на мысль

об аналогичном «игорному делу» сценарии.
Получается, что подобный фонды поддержки силовиков, в которые российские компании направляют

огромные средства, и где отследить дальнейший путь денег просто невозможно (хотя бизнесмены

знают, за что платят), используются уже не только для получения охранных грамот.
 

Урядник

/на доске почёта/
Регистрация
17 Апр 2010
Сообщения
23,675
Reaction score
47,612
Please note, if you want to make a deal with this user, that it is blocked.
Ленок, да Бог с ним,Вашим Лопатиным и замами министров...у нас своих хватает.А копаться в чужом грязном белье как то неохота.Закрою я тему...
 
Статус
В этой теме нельзя размещать новые ответы.
Сверху