Вопросы, пожелания, недовольства, нехватка функционала по новому движку

Чистосердечное признание.

Статус
В этой теме нельзя размещать новые ответы.

SergeyKPI

Ветеран
Регистрация
25 Апр 2010
Сообщения
8,489
Reaction score
11,866
Собственно, в этой теме хочу рассказать о некоторых событиях из моей жизни за последний год. Весной прошлого года я попал в разработку. Я знал, что по мне работают, но не знал кто. Поначалу я предполагал, что это очередная проверка, которая бывает в моей сфере деятельности время от времени, что есть вполне нормально: не нарушай закон, не продавай оружие налево-направо и не беспокойся, когда тобой просто интересуются. Уже в июне я знал, что по мне работает именно контрразведка. Сразу оговорюсь – я нигде не наводил справки. Всё это всплыло именно из-за небрежности, неопытности и примитивизма тех, кто по мне работал. Я не буду приводить конкретные факты, на которых не совсем порядочные сотрудники контрразведки, засветились и я смог их вычислить. Я не хочу учить их работать лучше. Но, забегая наперёд, я должен признать, что сейчас я говорю не об опере, который официально мной занимался, а, скорее, о шестёрках, которых попросил один объект из руководства.
В самом начале сентября мне позвонили и пригласили на беседу в контрразведку. Мне начали рассказывать о моём нарушении статьи 333 уголовного кодекса, потому что я отправил несколько посылок с пустыми бакелитовыми корпусами магазинов от АКМ и АКСУ на США, показали «вывод эксперта», где гласилось, что эти позиции, а также ствольные коробки (которых и в помине не было в моих посылках) подлежат экспортному контролю. Ещё меня приглашали впоследствии пару раз до того, как познакомили уже со следователем через месяц после начала общения.
Обвинение, как все мы понимаем, нелепейшее. Ввиду этого я прорабатывал две основные версии:
  1. Возможная дальнейшая их попытка меня завербовать к себе.
  2. Я – связь от объекта, то есть, интересен не я, а кто-то из моего окружения.
Ввиду этих обоих факторов, идти в отказ сразу было нельзя. Кто немного знаком со спецслужбами, меня хорошо поймёт. За первый месяц общения я услышал много сказок о себе и ещё одном человеке. Мне предложили написать явку с повинной, что я и сделал, не особо раздумывая, потому что прекрасно знал, что суд обязан принимать во внимание лишь те показания, которые я даю непосредственно на суде, что бы там я ни подписал до этого. Впрочем, эта тема не на юридическую тему.
Пока контрразведка расслабилась, я просто тянул время. Мне нужно было:
  1. Надёжно спрятать все нажитые годами материальные ценности – коллекцию ммг, немного антиквариата, и так по мелочи.
  2. Сделать максимальную огласку того, что у меня проблемы, дабы ненароком никого не подтянуть следом.
  3. Разобраться, что же на самом деле происходит.
Я до последнего момента не верил, что контрразведка могла бы опуститься так низко, что занимается такой фигнёй – там, где нет даже намёка на админку, шьёт уголовку. Но уже в октябре я получил от источника первые сведения, что меня попросту заказали. Я начал перебирать многие версии, просчитывать, кому бы это было нужно и зачем.
Но пока отвлекусь от темы заказа. В конце октября за мной на несколько дней пустили наружное наблюдение. Маленький экскурс в тематику спецслужб: наружное наблюдение – наблюдение за объектом без особой зашифровки, т.е. наблюдатели не особо маскируются. Есть ещё скрытое наблюдение – смысл, я думаю, можно не пояснять. Это было именно наружное. Видимо, хотели наверху, чтобы я начал нервничать и посмотреть, куда я буду бегать. Мне кажется, я дал им то, что они так хотели. Две недели подряд я ходил по историческим местам Киева, посещал выставки, парки, музеи, о чём писал отчёты на своём форуме, наполняя его полезной информацией, да и наполняя свою голову полезными знаниями. По моим прикидкам, на 5й день наружку сняли.
Да, к слову. У СБУ был только мой личный телефон, который я сам им дал. Ни одного из около десятка рабочих телефонов я нигде не засветил. Кстати, и сейчас у меня нет тех трубок и симок, ведь дело ещё не закончилось, впрочем, как и остального спрятанного мной добра.
После 22го ноября СБУ «расслабилось». Меня не вызывали, не тревожили, будто про меня вообще забыли. Тем не менее, всё было не просто так. Примерно во второй половине декабря за мной ездило скрытое наблюдение. Надо признать, именно тогда я решал вопросы по аспирантуре и нигде, кроме дома и института не бывал. Потом история повторилась в средине января. После обо мне действительно забыли до 20х чисел февраля, когда мне позвонил следователь и пригласил ознакомиться с материалами дела перед направлением их в суд.
На тот момент я уже проработал всё и всех. Я достоверно знал, что дело намеренно повесили на молодого опера, который получив «вывод» от госэкспортного контроля, не станет вчитываться в текст постановления кабмина 1807 и потому ни на секунду не задумается, что никакого нарушения я не совершал, зато активно погонется за лёгкой палкой. Потом дело расписали на следователя, который всегда с трепетом относится ко всем документам, а потому, если бы я не стал активно защищаться, в суд упали бы идеально состряпанные документы против меня. Кроме того, следователь тоже честно признался, что постановление 1807 он в глаза не видел. В ходе своего расследования и постоянных проверок я выяснил, что ни опер, ни следователь к факту заказа не причастны. Они просто делали свою работу в том виде, в котором делали её обычно. У меня нет к ним ни единой претензии. Они оказались вполне нормальными людьми, которые даже впоследствии поняли всю суть проблемы, но от них, увы, мало что зависело, да и процессуально это делается не через них. Кроме них в истории фигурировало ещё одно лицо, которое мне сразу не понравилось. Это был единственный объект, который, как говорится, нагло врал и не краснел. Я сразу взял этот факт на заметку.
Примерно в январе всплыл один нюанс, который впервые подтолкнул меня на правильный путь. Я стал подозревать ещё один объект – того, на кого даже и не думал до этого, потому что был уверен, что ему это нафиг не надо. Но, увы, оказалось, что заказав меня, хотели нагадить не мне, а моему другу, интересы которого я представлял уже много лет на Украине. Я уже знал, что объект как-то связан с контрразведкой, также знал прекрасно, что он подставил и слил очень многих моих товарищей. Далее я стал активно по нему работать и в конечном итоге пришёл к окончательному выводу, который подтвердили 3 независимых источника, о том, что меня заказал именно он.
Я не выкладываю все подробности своего расследования и ни единого имени, потому что не хочу мешать событиям иметь место быть. Этот подонок очень много зла людям сделал, а потому очень многие хотят свести с ним счёты и таки рано или поздно сведут. По крайней мере, в узких кругах уже около года ходят слухи о том, что осталось ему не долго, да и те, кому он сливал наших товарищей, несмотря на приближённость к самому верху, никак не смогут его защитить. Дабы не попасть в ещё одно приключение, я предпочту остаться мирным наблюдателем, который морально поддерживает акт справедливости, но не желает в нём участвовать. И я бы не стал этого писать, но я знаю, что он это прочитает. И я хочу, чтобы он это знал и понимал каждую секунду своей продажной, никчёмной жизни. Вероятно, он, будучи дешёвой шестёркой, побежит сейчас опять к своей «крыше», которая отмазала его не от одного срока и даже хорошо подчистила базы данных по нему, чтобы опять пожаловаться на меня. Меня это не сильно беспокоит. Всё, что нужно, я уже сделал. Даже если со мной что-то случится, многие хорошие люди будут знать, с кого за это спросить. Кроме того, я знаю, какая ещё провокация меня ожидает в скором времени, но она ничего не даст.
Отвлекаясь от темы заказа, скажу пару слов о том, чем занимался последние месяцы. По мне работала контрразведка – спецслужба, которая должна противостоять деятельности иностранных спецслужб на территории Украины. Я несколько лет работал над журналистским проектом, посвящённым тематике спецслужб, который сейчас вынужденно заморожен. Потому мне очень хорошо известны большинство методов работы спецслужб и вообще что это такое и с чем его едят. Я говорю как о гласных, так и о чистейших нелегалах. Я немого вхож в круг лиц, которые повлияли на ход истории украинской разведки, да и ранее ещё советской, и достаточно хорошо знаю их ремесло от них самих же. И я решил сыграть на этом. Я знал, что помимо опера, который официально занимался моим делом, по мне работала ещё небольшая группка лиц, которых просто «попросили». Именно они и занимались тогда скрытым наблюдением. Не следователь их посылал. Ему это было не нужно. К тому времени мы с ним успели по душам поговорить и он прекрасно знал, что я не имею никакого отношения к криминалу, а если он в чём-то меня подозревает ещё, то он может просто спросить, не посылая за мной мальчиков на побегушках.
Кстати, вспоминаю нелепый случай марта 2012го года. Тогда из Польши мне 2 месяца ехала посылка с магазином АКМ для моего хорошего друга из России, который должен был несколько позже её лично забрать. Эту посылку изъяла таможня и отправила на совершенно идиотскую экспертизу – стоял вопрос, является ли магазин АКМ холодным оружием. Смеялся я, смеялся инспектор, через которого я узнавал судьбу посылки. И только когда я узнал, что до того, как задержали те посылки, я понял, что это была попытка такой же нелепой подставы и фабрикации, но, видимо, так и не смогли договориться с экспертом, чтобы тот написал такое идиотское заключение и поставил крест на карьере и своей свободе. В этот кульминационный момент, думаю, стоит также сказать, что объект, выдавший ложное заключение в сфере экспортного контроля, вообще не имел права выдавать подобные заключения юридически (полномочий маловато), работал на тот момент всего 5 месяцев на своей должности, да к тому же, данная «экспертиза» не является судебной, а потому на суде имеет не больше юридической силы, нежели бумажка, которой я утром подтёр свой зад. Извините, предпочитаю называть вещи своими именами. Весь расчет исполнителя и заказчика был на то, что я достаточно молод, глуп, неопытен, а потому меня легко будет убедить в явке с повинной, а потом признанке на суде в преступлении, которого в природе не существует. Также сделали ставку на молодого опера, который не станет разбираться углублённо, и на следователя, которому дело пришло уже сфабрикованное. Кстати, надо отдать должное, ни следователь, ни опер не знали, что по мне работали ещё их коллеги в надежде найти хоть что-то. Это действительно факт, я не пытаюсь их выгородить, будучи больным Стокгольмским синдромом. Они действительно не знали. Их использовали. И так, вернусь к тематике спецслужб. Как все уже поняли, я хорошо знаком с их деятельностью, а контрразведка должна противостоять шпионам. Что же я должен был сделать в таком случае? Правильно! Подсунуть им шпиона! Но не простого, а в роли себя. Я разработал себе легенду, согласно которой я – молодой, дурной, где-то влезший краем в спецслужбы, бабник. Поскольку я хорошо знал тематику спецслужб по журналистскому проекту, мне было это легко. Эта легенда почти полностью соответствовала их предположению, только добавилась ветка спецслужб и моей непонятной в них роли. Я везде в сети, на улице, где угодно, писал, говорил, рассуждал о спецслужбах. Почти все девушки, с которыми я общался последние месяцы, считали меня шпионом. Я прекрасно знал, что нашу личную переписку, а также весь трафик информации очень легко поднять, что, скорее всего, и делается. Я написал статью «законы разведки», которая полностью соответствует правде, за исключением нескольких недоговорок. Этим я подтвердил свою «неуловимость», ведь законы вполне логичные и почти полностью исключают расшифровку агента или сотрудника (кстати, агент и сотрудник – это разные люди). И никого не смутило одно «но» - ни один шпион или агент никогда в жизни не будет трубить об этом на весь интернет! Но я уже знал интеллектуальный уровень исполнителя, а потому знал, что это схавают. Для чего я это делал? Шпионаж – довольно интересная статья. По ней нужны только факты. Не дай боже, какого левака навешать. Но что такое для молодых оперков, которые по просьбе своего начальника, нарушая закон, работают по мне, разоблачить шпиона? Так и до капитанов недалеко. Потому я усиленно изображал шпиона почти год. И очень долго они верили, что я дурак, как они и полагали. К тому же, я, таким образом, сам дал им покопаться в своей биографии. Я никогда не занимался уголовкой. Я знал точно, что абсолютно чист, в отличие от заказчика, а потому даже если поднимут всю мою родословную, ничего не меня не накопают, кроме 2 неоплаченных штрафов гаи, которые были выписаны мне незаконно, а потому и не оплачены по сей день. К тому же, подумайте сами, может ли шпиону быть 23 года при минимальной возрастной планке в 27? Мог ли я окончить разведшколу, если нигде в моей биографии нет просвета на года эдак 4, а в местах моего постоянного пребывания, разведшкол попросту не существует? Но разве кто-то, очень охочий до классной палки, станет об этом думать?
Наверно, стоит сказать пару слов, почему я намеренно играл в дурачка. Когда противник считает тебя дураком, он и противостоит тебе, как дураку. Чем глупее ты кажешься ему, тем примитивнее его методы. А зачем мне было намеренно блистать интеллектом и сталкиваться с более сложными и продуманными провокациями и комбинациями?
Зачем я изображал бабника? Это просто больше подтверждало легенду о дураке, да и помогало распространяться дезе о моей причастности к спецслужбам.
Таким образом, что я имею на выходе:
  1. Спецслужбы знают, что нигде в моей биографии нет косяков, к которым можно придраться, а потому хоть на время, но отстанут.
  2. Я знаю и заказчика и исполнителя, а также….
  3. Дело разваливается.
  4. В случае если дело не развалится, я перестраховался. Я думаю, заказчик, если прикинет, чем он занимался, и предположит, что у меня и других людей по нему могло что-то быть в надёжном месте, поймёт, что выложат в интернет, если со мной что-то произойдёт, а также каким международным скандалом это грозит и как его кончины возжелают его же сегодняшние покровители.
  5. О всех событиях моих неприятностей знают многие журналисты, которые не пускали материалы дальше, потому что я не хотел подставить следователя и опера, который оказались ни при чём, но теперь, они также знают и другие интимные подробности дела, до которых я докопался.
  6. О фабрикации на меня дела пошла огласка с самого начала, что и требовалось.
Но я должен попросить прощения у многих хороших людей, которые знают меня не один год, и многие из них не могли понять, что со мной происходит. Знали вроде нормального, а видели дурака, бабника и чудо, помешанное на шпионаже и спецслужбах. Я думаю, после прочитанного всем всё стало ясно. У меня была своя просчитанная комбинация, которая дала результат. Я не мог от неё отступать. И я не мог раньше об этом заявить. Я также вынужденно отморозился от одного делового предложения одной милейшей девушки, с которой мне посчастливилось познакомиться по работе пару лет назад, когда мы оба приняли участие в том, чтобы сделать то, что я называю правильным. Я это пишу во всеуслышание, потому что прекрасно понимаю, что поступил неправильно и некрасиво, но так было нужно. Я думаю, у меня ещё будет возможность более подробно пояснить своё не всегда корректное поведение.
Обратите внимание – я нигде не дал конкретику, не назвал ни единого имени, практически ничего, что привело бы к объектам или просто хорошим людям. Я не дал всю выкладку своего расследования, но обрисовал суть. Я сделал так, потому что не имел морального права на полную огласку. Как я уже сказал, пусть события случаются, а я не буду вмешиваться. И это касается не только заказчика. Но и не изложить свою историю я не мог, так как многие хорошие люди стали ко мне относиться исходя из моей легенды, что на сегодняшний день уже не актуально, и я желаю вернуться к нормальной жизни.
И, напоследок, обо мне и спецслужбах. Действительно, в ходе журналистского проекта, который мы заморозили, я познакомился со многими ветеранами спецслужб, как гласных, так и не гласных. Мы много общались, мне это было интересно. И очень многими знаниями я обязан им, хотя не имею права даже назвать их имена. Я считаю, что несмотря на все проблемы, связанные с моей деятельностью, мне в жизни повезло знать уникальных людей. Но сам я не могу быть сотрудником спецслужбы, увы. И это связано с историческими событиями и немного с самими спецслужбами. В 1991м году развалили СССР и Россия и Украина стали отдельными государствами, но для меня это одна земля. Но с точки зрения спецслужб, несмотря на все соглашения, подписанные о не работе друг против друга, спецслужбы Украины и РФ – стратегические противники. Украина, увы, стала полигоном «холодной войны» американских, немецких, польских, велико-британских спецслужб с российскими. Кто немного знаком с историей спецслужб и событиями на Украине, меня хорошо поймёт. И если бы я принял какую-либо из сторон, я бы предал другую. Для меня одинаково Родина – и Украина и Россия. Я не имею морального права работать на какую-то одну из сторон, против другой. Есть в жизни принципы, через которые я никогда не переступлю. Я не тот, кто меня заказал. Я никогда не буду предавать товарищей, земляков, коллег, подставлять конкурентов. Лучше умереть в самых страшных муках, чем дожить до глубокой старости с ежедневным осознанием того, какая же ты с*ка. Потому, я предпочёл интересоваться данной тематикой, вынашивать журналистский проект об «этом», но сохранить нейтралитет из своих моральных соображений. Если я когда-то смогу помочь своему народу, я буду этому рад. Но лучше со своей колокольни, чем «под колпаком».
И в качестве лирического завершающего отступления я должен сказать ещё кое-что. У нас в оружейных кругах принято недолюбливать правоохранительные органы, спецслужбы и им подобные. Я могу с полной уверенностью заявить, что и там есть нормальные люди. Я лично знаю людей, которые не прогнили даже в нашей мафиозной системе, и лишь благодаря им у Украины всё ещё есть шанс. Да, СБУ – коммерческая структура, УБОП – чем-то напоминает цирк, а МВД крайнее время охраняет одних политиков от других и народа, но по разные стороны исправительных учреждений. Но не ставьте всех под одну гребёнку. Всегда должен быть индивидуальный подход. Есть хорошая фраза из фильма «Многие капитаны достойны быть генералами», я дополню её: «но не все генералы достойны быть лейтенантами». Есть много людей в структурах, которые многое сделали для нашего народа, но народ об этом так и не узнал, а есть и генералы, которые пособничали в продаже крупных партий оружия преступникам, террористам, нарушая все соглашения с ООН. Но нельзя всех считать одинаковыми. Пока мы ищем причины во всех, кроме нас самих, мы помогаем нашему внутреннему и внешнему врагу уничтожать наш народ, нашу страну, наше будущее. Я лишь советую всем всегда анализировать и не поддаваться на навязанное мнение. Милиция, СБУ – не страшные слова, и не надо их бояться. Только уравновешенный человек может разобраться. Иногда может оказаться, что вас намеренно стравили, как было, например, в моём случае: одни недобросовестные сотрудники прикрылись именами других, которые об этом даже не подозревали.
Собственно, всё, что я хотел сказать. Извините все, что пришлось наблюдать последние месяцы такое «своеобразное» моё поведение. Так было нужно. Применить эту комбинацию второй раз я уже никогда не смогу, но, когда на меня наедут опять, я придумаю что-то новое. К счастью, у непорядочных объектов в нашей стране зачастую уровень общего развития и интеллекта ниже, чем у черноморской креветки.
 
Статус
В этой теме нельзя размещать новые ответы.
Сверху