Вопросы, пожелания, недовольства, нехватка функционала по новому движку

Сотрудники милиции кусками кирпичей затирали пятна крови, пытаясь скрыть следы преступления

Статус
В этой теме нельзя размещать новые ответы.

Angelys007

/на доске почёта/
Регистрация
10 Мар 2010
Сообщения
575
Reaction score
314
Please note, if you want to make a deal with this user, that it is blocked.
Сотрудники милиции кусками кирпичей затирали пятна крови, пытаясь скрыть следы преступления

Чтоб не открывать новую тему,свежее событие.Снова участковый в селе.Что руководители не знали или люди не жаловались???Сомневаюсь однако,и тогда случилась "братская могила".
Сотрудники милиции кусками кирпичей затирали пятна крови, пытаясь скрыть следы преступления


Анна ВОЛКОВА, «ФАКТЫ» (Полтава)
01.06.2012

В Полтавской области бывший участковый милиционер, осужденный на семь лет за умышленное нанесение тяжких телесных повреждений, превышение власти и служебный подлог, так и не признал своей вины
Люди, знавшие Дмитрия Нимыча, утверждают, что его испортила работа в милиции. Был человек как человек. «Хороший отец и любящий сын. Вежливый, тактичный», — так писали о нем в характеристиках. Рос в трудолюбивой сельской семье, выучился на ветфельдшера, поступил по специальности в академию на заочное отделение. Его уважали в родном селе как профессионала. А потом кум сагитировал Дмитрия пойти на милицейскую службу. И молодого человека словно подменили. Он стал жестоким и надменным. Наделенный властью, молодой участковый начал применять к нарушителям порядка настоящие пытки. За это его прозвали «катом».Тем не менее в своем коллективе Дмитрий Нимыч оставался на хорошем счету. Его портрет висел на Доске почета в Лубенском городском отделении милиции. Он получал грамоты и повышения в звании. Дослужился до старшего лейтенанта. На протяжении нескольких лет, вплоть до совершения преступления, являлся депутатом Михновского сельсовета (Лубенский район), территорию которого обслуживал.В «подчинении» у Дмитрия Нимыча было около десятка сел, относящихся к трем сельсоветам. Он там чувствовал себя царем и богом. — Когда участковый побил меня, ко мне начали обращаться люди со всей округи и рассказывать просто ужасные вещи, — достает из толстой папки несколько письменных заявлений один из потерпевших от «ката» 64-летний житель села Исковцы Петр Сирый. — Вот, смотрите, что написала Мария Кишкань из села Мацковцы: Нимыч бил ее по ногам и пяткам резиновой дубинкой. Еще одну бывшую жительницу этого села (она уже выехала и отказалась свидетельствовать против участкового) он опускал в колодец вниз головой.
На моего односельчанина Александра Остапенко Нимыч как-то накинулся с кулаками, не постеснявшись присутствия сельского головы и депутата сельсовета.*«От рук «ката» пострадали многие мои земляки, но они боялись жаловаться на участкового», — говорит один из потерпевших Петр Сирый. Фото автора— А вам за что попало? — За то, что «жалобы писал и советскую власть не так строил», — с улыбкой отвечает Петр Николаевич. — Я тоже задавал Нимычу этот вопрос, когда он по дороге в горотдел милиции лупил меня дубинкой, а в ответ слышал то, что вам сказал сейчас.Вышло так, что мы с женой поскандалили. Она собралась и уехала к своей двоюродной сестре в город. А спустя несколько дней (это было 29 сентября 2009 года) возле нашего подворья остановились белые «Жигули». Я как раз подоил двух коров и собирался в магазин за хлебом. Увидев, что участковый ко мне во двор заходит, иду ему навстречу. А он вместо приветствия меня дубинкой по плечам. Руки заломил, надел наручники и давай в машину заталкивать. Не дал ни переодеться, ни хату закрыть.Оказалось, двоюродная сестра жены от ее имени обратилась с заявлением в милицию и участковый должен был доставить меня в суд для участия в рассмотрении административного дела. Однако прежде Нимыч решил провести со мной «воспитательную работу» в собственном кабинете.Еще по дороге в Лубны он тыкал мне резиновой дубинкой между глаз, да так старался, что аж зубы сжимал. А уж в кабинете бил ею по ногам, рукам, голове… Я просил: «Сними наручники, потому что руки болят». А он посмотрел на красные следы и только хмыкнул: «Еще часа три выдержишь».Тем временем Нимыч составлял липовый протокол о том, что гражданин Сирый якобы оказывал ему, сотруднику милиции, злостное сопротивление, хватал его за форменную одежду и пытался убежать, тем самым совершив еще одно административное правонарушение. В суде, когда задержанный начинал говорить о побоях, участковый затыкал ему рот своими репликами и щелкал наручниками. На основании сфальсифицированного милицейского доноса суд обязал селянина заплатить штраф в размере 136 гривен именно за неповиновение сотруднику правоохранительных органов.После суда Нимыч еще «добавил» Петру Ивановичу. Бил так, что тот справил естественные потребности прямо в штаны. Самостоятельно добраться домой пожилой мужчина уже не мог — пришлось вызывать сына с машиной. Еще три недели у Петра Ивановича не сходили синяки, он еле передвигал ноги. А через месяц Апелляционный суд Полтавской области отменил постановление Лубенского горрайсуда, не усмотрев в действиях Петра Сирого состава админправонарушения.Только это никак не сказалось на репутации Дмитрия Нимыча, который и дальше продолжал нести службу.Девятнадцатого июня 2010 года Дмитрий Нимыч вместе с коллегами отмечал профессиональный праздник — День участкового инспектора. Провели они его в селе Мацковцы. Естественно, спиртное лилось рекой. Вечером Дмитрий вместе с кумом переместились в один из лубенских баров, расположенный рядом с местом их службы. В помещении бара между стражами порядка и компанией других отдыхающих возник конфликт. Пока сотрудники милиции танцевали, их столик занял молодой человек, которому стало плохо из-за того, что он перебрал горячительных напитков. Возмущенные поведением незнакомца, милиционеры попытались уладить недоразумение, но у них ничего не получилось. — Я направился на танцплощадку, — рассказывал Нимыч. — В этот момент меня кто-то ударил по голове, я упал, на меня навалились трое. Били по голове, туловищу, по ногам. Охрана бара еле оттянула их от меня. Пришлось вызвать наряд патрульно-постовой службы. Позже я узнал, что среди напавших на меня был Александр Борискин.Сам 28-летний Александр Борискин никаких объяснений на этот счет дать не может, поскольку не хочет о тех событиях вспоминать. Но Сашины друзья, находившиеся с ним в баре, утверждают, что парень вообще ни при чем. Конфликт у милиционеров возник с другой компанией, а своей жертвой Нимыч выбрал Борискина, скорее всего, потому, что тот оказался самым маленьким и слабым.Выйдя ночью из бара вместе с сотрудниками патрульно-постовой службы, пьяные милиционеры задержали двух «возмутителей порядка» Александра Борискина и Юрия Михайленко и в наручниках доставили в городской отдел милиции. При этом Борискина сопровождал лично Нимыч. Друзья задержанных отправились за ними, требуя прекратить беззаконие. На некоторое время их товарищи исчезли в лабиринтах милицейского здания. Однако вскоре старший лейтенант Дмитрий Нимыч вышел к посту дежурного. «Видите, кто я? Попрошу всех запомнить меня! А если кому-то из присутствующих не нравится мое поведение, пусть пройдут вместе со мной, я с ними разберусь!» — с этими словами он показал собравшимся на Доску почета, где висела его фотография. — В ту ночь мне позвонили знакомые ребята, объяснили ситуацию и попросили приехать в горотдел милиции, — рассказывает Сергей Горшнев, друг и сосед Александра Борискина. — Появившись там, я сразу спросил у дежурного, доставляли ли гражданина Борискина, тот ответил, что нет. Однако один из знакомых сообщил: Саша находится на первом этаже здания, в конце коридора направо. Тогда я просто прошел мимо дежурного и практически сразу обнаружил своего соседа. Саша лежал без рубашки возле умывальника, а какой-то мужчина в белой футболке, упираясь двумя руками в стену, прыгал на… его голове. Это был, как выяснилось, участковый милиционер Дмитрий Нимыч. Я оттянул его в сторону и наклонился над Сашей. Тот лежал без сознания, открытые глаза закатились под лоб, изо рта пена идет, кровь хлещет из затылка, правое ухо распухло и стало темно-синим… Я побежал к дежурному, чтобы вызвать скорую помощь. Но медики отказались выезжать, сославшись на то, что… потерпевшего с такой фамилией в здании горотдела милиции нет. Оказывается, до того, как я приехал, ребята уже вызывали «скорую», подозревая, что задержанных избивают. Однако дежурный сказал медикам, что, согласно записям в его журнале, людей, которым якобы нужна помощь, в горотделе нет…О задержанном Юрии Михайленко в той суматохе милиционеры забыли, и он, воспользовавшись моментом, просто ушел домой.Тех нескольких минут, пока Сергей Горшнев звонил на станцию скорой помощи, хватило для того, чтобы тело избитого до полусмерти человека… исчезло. Сергей с товарищами по следам крови, оставшимся на полу коридора, определили, что потерпевшего поволокли по ступенькам вниз, к запасному выходу. Но дверь черного хода была закрыта и ключей от нее у дежурного, естественно, не оказалось. — «Скорая» приехала только в начале пятого, когда уже начало светать, — продолжает Сергей Горшнев. — Никто из собравшихся не ушел домой, мы стояли на улице и думали, что делать. Увидев автомобиль скорой помощи, который остановился недалеко от милицейских ворот, по другую сторону от парадного входа, бросились к нему.
И ужаснулись. Прямо на асфальте, «подпирая» бордюр разбитой головой, лежал наш товарищ в разорванных и приспущенных брюках, без футболки. А рядом аккуратно стояли его кроссовки.*Судья Лубенского горрайонного суда Владимир Матвиенко: «Дмитрий Нимыч пытался переложить ответственность на своих коллег, однако конкретных имен так и не назвал»
В ходе следствия участковый Нимыч утверждал, что Борискин даже в помещении горотдела милиции «продолжал толкаться»: «Я зацепил его ладонью за лицо, но не ударил. Он отскочил, поскользнулся и упал на спину, ударившись головой об пол. Лежал на полу и смотрел. Я пошел в туалет, набрал воды в пластиковую бутылку, дал ему попить и полил на голову. Спросил, все ли с ним хорошо, он ответил, что все нормально. Тогда я помог ему выйти во двор горотдела и вывел через ворота, оставив возле бордюра. Он еще раз сказал, что у него все хорошо, и я ушел домой».Но эти показания, как было доказано следствием, неправдивы. За исключением лишь того, что участковый пробовал привести задержанного в чувство после избиения с помощью холодной воды. На самом деле Нимыч с коллегами на протяжении двух часов пытался скрыть следы преступления. Вытащив потерпевшего в милицейский дворик, они, видимо, надеялись, что на свежем воздухе парень придет в себя. Когда же этого не случилось, позвонили в «скорую» и сообщили, что им поступила информация, будто возле автостоянки рядом с участком находится человек в бессознательном состоянии. Никто из сотрудников милиции не соизволил оказать первую медицинскую помощь пострадавшему. Они занимались уничтожением улик: вооружившись кусками кирпичей, затирали пятна крови, которых осталось множество на пути от туалета до места, где они бросили потерпевшего.Александр Борискин выжил. Но теперь он инвалид III группы. После «общения» с пьяным милиционером у мужчины диагностировали закрытую черепно-мозговую травму, ушиб головного мозга тяжелой степени, разрыв правого слухового прохода и множество других повреждений. Судмедэксперты пришли к выводу, что Нимыч ударил потерпевшего не менее пяти раз.Сейчас Александр слабо слышит на правое ухо, знакомые замечают в его поведении некую неадекватность. О пережитом он предпочитает не вспоминать, поэтому мне практически и не удалось с ним побеседовать. — Были проведены многочисленные проверки и экспертизы, выводы которых однозначно указывали на то, что участковый милиционер совершил тяжкое преступление, — рассказывает судья Лубенского горрайонного суда Владимир Матвиенко, который выносил приговор по уголовному делу, возбужденному в отношении Дмитрия Нимыча. — Но он на все заключения и свидетельства против него отвечал одно и то же: «Это неправда, меня оговаривают». Свою вину признавал только в том, что слегка толкнул потерпевшего, тот упал и ударился головой об пол. Пытался переложить ответственность на своих коллег, однако конкретных имен лиц, причастных к избиению Александра Борискина, так и не назвал.В уголовное дело вошел и эпизод об избиении Петра Сирого.Суд учел положительную характеристику бывшего работника милиции, то, что он имеет двух малолетних детей, а его жена беременна третьим ребенком, и приговорил Дмитрия Нимыча к семи годам лишения свободы. Кроме того, лишил его звания «старший лейтенант милиции». Апелляционный суд Полтавской области оставил приговор в основной его части без изменений. Теперь осужденный готовит кассацию в Высший специализированный суд по рассмотрению гражданских и криминальных дел.Дисциплинарное наказание понесли сотрудники городского отдела милиции, способствовавшие совершению преступления, в том числе бывший руководитель. Ведь участковый инспектор смог устроить самосуд над невинным человеком в тридцати метрах от поста дежурного. Если бы не возмущенные люди, стоявшие до рассвета возле отдела милиции, кто знает, было бы ли вообще раскрыто это преступление…
http://fakty.ua/149115-sotrudniki-milicii-kuskami-kirpichej-zatirali-pyatna-krovi-pytayas-skryt-sledy-prestupleniya
 

Урядник

/на доске почёта/
Регистрация
17 Апр 2010
Сообщения
23,675
Reaction score
47,612
Please note, if you want to make a deal with this user, that it is blocked.

mss

Ветеран
Регистрация
14 Окт 2009
Сообщения
9,578
Reaction score
8,460
На протяжении нескольких лет, вплоть до совершения преступления, являлся депутатом Михновского сельсовета
Весь текст ніасіліл. Але насторожила процитована фраза. В сільраду ж по списках не пройдеш - там ТІЛЬКИ конкретно за нього повинні були проголосувати. Як же ж люди за нього проголосували? Щось слабо я вірю, що дільничний міг так "порішати", що на його окрузі виборчому у нього конкурентів не було зовсім..........
 
Статус
В этой теме нельзя размещать новые ответы.
Сверху