Вопросы, пожелания, недовольства, нехватка функционала по новому движку

Зацените рассказ

Статус
В этой теме нельзя размещать новые ответы.

SergeyKPI

Ветеран
Регистрация
25 Апр 2010
Сообщения
8,489
Reaction score
11,866
Не буду говорить, кто автор. Скажу лишь, что знаком лично. Просьба заценить. Все события - вымысел, ессно.

НТР
Было около 10 часов утра. В большом просторном зале копошились молчаливые люди. Было видно, что они исполняют свои действия предельно слажено и технично, так, будто делают это уже далеко не первый раз. Человеку неопытному могло бы показаться, что они дружно делают генеральную уборку помещения, но как-то странно, не так, как это должно бы делаться. И по сути даже так это не вызвало бы никаких подозрений у простого человека. Что же было на самом деле?
До того, как ответить на поставленный вопрос, следует уточнить, что это было за помещение. Это был зал учёного совета в одном из передовых на тот момент институтов СССР. Читателю вовсе не стоит даже знать его название, так как эта информация ничего по сути не изменит, но будет просто излишней. В скором времени в этом зале намечалось большое заседание светил науки со всего мира. Тематика заседания – всевозможные радиоустройства, которые в 1970е годы как раз очень усиленно начали развиваться. Всё, что связывали с прогрессом, развитием, движением вперёд, новыми перспективами и возможностями, было связано именно с радиоволнами, радиоаппаратурой и, по-простому говоря, возможностью передачи сигнала.
Люди, которые так обыденно и технично копошились в зале, на самом деле были сотрудниками вовсе не института, а научно-технической разведки. В настоящий момент в ходе подготовки к заседанию они должны были проверить помещение на наличие вражеских шпионских приборов, а также установить свои.
Это лишь на телеэкранах принято трубить о достижениях науки, техники, отдельных учёных и просто людей. На самом деле далеко не все изобретения принадлежат действительно тем, кто их изобрёл. Всегда каждое государство стремилось во всём превосходить другие ему подобные. Это как конкуренция в бизнесе, соперничество среди учеников в школе, соревнования по плаванию и другие подобные вещи. Все стремятся быть лучше других, а если не могут, то создавать такую видимость. И это вполне нормально и естественно. Именно потому любое государство всегда будет использовать все возможные и невозможные методы, чтобы быть первым в каждой отрасли. Именно это и есть причиной возникновения научно-технической разведки. Её основная задача состоит в том, чтобы воровать чужие идеи и разработки и реализовывать их затем на своей территории, чтобы получить свой аналог иностранного изделия. Способы получения информации научно-техническая разведка использовала те же, что и все.
Вот именно потому сейчас везде в важных областях помещения устанавливались мембраны и жучки. Понятно, что в 1970е годы эти устройства были значительно больше, чем их аналоги в наше время, но факт остаётся фактом – такие устройства уже были. Чаще всего они располагались в стенах или мебели. Это было наиболее надёжным способом. Никто и никогда не станет на таком мероприятии долбить чужую стену или ковырять дорогую мебель. И точно также мало кто подумает, что кому-то было не лень устанавливать средства съёма звука именно в таких труднодоступных местах. Нередко кроме основных жучков ставили дополнительно отвлекающие в тех местах, где объект первым делом будет их искать. Ведь подумайте сами, найдя несколько жучков, объект либо ликвидирует их, понимая, что ему ничего за это не скажут, ибо иначе будут рассекречены, либо именно на них будет говорить то, что нужно для обмана разведки, и даже не будет подозревать, что в других местах его слушают по-настоящему.
Впрочем, как и следовало ожидать, ни одного стороннего прослушивающего устройства в зале обнаружено не было. Это не удивительно, потому как по возможности принято всё по завершении мероприятий забирать обратно, дабы скрыть сам факт того, что велась разведка. Поскольку стороннего ничего не нашлось, теперь нужно было установить своё.
Кто участвовал в научных конференциях, знает, что любое подобное мероприятие заключается в том, что все заинтересованные лица собираются вместе, по очереди выступают с докладами, которые попутно и после бурно обсуждают. Зачастую на любой научной конференции можно услышать пару-тройку действительно серьёзных докладов, которые повествуют о научных открытиях, изобретениях, разработках, предположениях. Всё остальное крайне редко несёт в себе какую-то полезную информацию. Ещё задолго до совещаний и конференций все участники уже знают, о чём будут там говорить другие. Каждый имеет возможность сам подробно изучить тему или сравнить с другими работами. Именно из этих частных изысканий отдельных участников обычно и состояло обсуждение докладов между собой. И именно эта информация на данном этапе и была нужна научно-технической разведке. Даже в случае, если никакой полезной информации никто не озвучит, всё равно по анализу всего сказанного в таких личных спорах и обсуждениях между представителями разных стран, можно чётко определить на каком уровне развития находится чужое государство именно в данной отрасли. Такая информация позволяла составить негласный рейтинг государств-конкурентов, а также выделить те, которые могут представлять интерес для дальнейшей более углублённой разведки.
И так, вернёмся к описанию зала. Зал был квадратной формы. В передней части была расположена трибуна с несколькими микрофонами. Ставить жучки туда не было смысла. Всё, сказанное в микрофон, и так писалось гласно и открыто. Потому идём далее. В самом зале были расположены кресла для слушателей. Первый ряд предназначался для самых важных гостей и участников, а потому именно первый ряд и можно было назвать креслами – там были и мягкие подлокотники, и подушки на высокой спинке самого кресла. Все остальные ряды хотя и назывались креслами, но более походили на обычные сиденья. Следует отметить, что первый ряд был столь хорош по официальной версии, потому что это дань уважения лучшим умам, а на самом деле просто именно в такие кресла проще всего вмонтировать прослушивающее устройство, дабы вынудить умы поделиться этим самым умом с другими.
Глупо считать, что остальные места не прослушивались. Одним из негласных принципов разведки было то, что иногда даже маленький ребёнок может обладать такой информацией, над которой целый отдел бьётся не первый год. Другое дело, что второстепенные места прослушивали менее тщательно. Устанавливалось по одному устройству через каждые четыре места. Этого было достаточно, чтобы получить запись всего, что было сказано, но по качеству она уступала приоритетной.
И так, все устройства были установлены, отлажены и проверены. Зал был готов к приёму гостей, о чём было сразу донесено начальству. Несомненно, вся эта подготовка проводилась всегда заранее, но при этом с минимальным зазором, чтобы иностранная внешняя контрразведка не успела сама проверить помещение и предупредить тех, кого нужно, либо деактивировать устройства. Оптимальнее всего было проводить установку не более чем за несколько часов до мероприятия. Чаще всего люди, которые проводили установку, не были знакомы друг с другом, а также сами заранее не знали, что именно в этот день и в это время будут устанавливать устройства именно в этом месте. Всё это делалось именно для того, чтобы исключить возможность утечки информации. Получается, что исполнитель, по сути, был чёрной рабочей силой, который понимал, что поступает правильно, но сам при этом совершенно не имеет ни малейшего понятия о том, что он делает. По большому счёту, так работают все опера в любой спецслужбе или правоохранительной структуре. Таким образом обеспечивают их независимость и отсутствие какого-либо личного интереса.
До полудня всё было готово. Люди, выдававшие себя за обслуживающий персонал, ретировались, не привлекая к себе лишнего внимания – в разное время, с разных выходов, иногда парами, изображая оживлённо обсуждающих курсовую или расчетную работу студентов. К часу дня постепенно начали собираться гости. Их можно было условно разделить на три основных типа. Первые действительно жили наукой. Они думали формулами, готовы были отдать свою жизнь за то, что считали истиной. И стоит отдать должное, именно за счёт таких людей и развивалась вся мировая наука во все времена. Но именно их тяга к истине и была их слабым местом. Ведь именно в споре у них было проще всего выведать практически любую информацию, которую они рьяно доказывали и отстаивали без единой задней мысли, что их оппонент и сам прекрасно всё понимает, но ему нужно именно чужое видение вопроса. Вторые – те, кто пришёл на конференцию набраться знаний, опыта, а также просто ознакомиться с современными достижениями науки. По сути, они делали всё то же, что и научно-техническая разведка, но открытыми и легальными методами, а также единственной их целью было сугубо утоление их личного любопытства и любознательности. Ни о каком воровстве идей у них и мыслей не было. О третьем типе обычно говорят, что они попали туда случайно. Это все те, кого буквально вытолкали на конференцию научные руководители, институты, учреждения. Это все те люди, которым на самом деле вовсе нечего там сказать и не интересно слушать, но просто больше некому было поехать, а надо было. Был, конечно, и четвёртый тип, а именно – разведка. И разведка могла изображать из себя любой из описанных трёх типов. А как наверняка понимает читатель, лучший способ изобразить из себя кого-то – действительно быть этим кем-то.
Александру было проще. Он был доктором наук, а потому сразу автоматически попадал в первый список. Он мог и поспорить, но не перегибая палки, а лишь для поддержания своей легенды, и обсудить практически любую тему из его профиля. Шпион должен всегда очень много говорить. При этом важно говорить правду, потому что на любой неточности он может быть рассекречен, а это недопустимо и влечёт за собой полный провал. Но именно в этой правде нужно чётко знать меру и никогда не сказать лишнего. С этим Александр прекрасно справлялся. Как мы уже поняли из предыдущих глав, даже его семья до недавнего не догадывалась о том, что он не просто сотрудник Академии Наук.
К обеду зал был уже полон гостей. Главные участники расположились в первом ряду, как им и положено. Как и следовало ожидать, большинство из них было уже в годах. Самый старший из них был уже весьма преклонного возраста, лысый совсем, в огромных очках и с палкой. По его сморщенному исхудалому лицу никогда и не скажешь, что пятьдесят лет назад он был мастером спорта по боксу. Остальные тоже не блистали молодостью. Кроме одного. Как выяснилось, именно самому молодому из них, а именно немецкому учёному Карлу Миллеру, принадлежало самое интересное изобретение из всех, которые описывались на этой конференции. Это был весьма молодой мужчина, не старше тридцати. По нему было видно отчётливо, что он совсем не походил на типичный образ научного деятеля – отличная мускулистая фигура, уверенный твёрдый шаг, отточенность и отработка каждого телодвижения.
Именно на Карла и обратил сразу внимание Александр. Карл был явно либо лишним на этом мероприятии, либо наоборот представлял наибольшую ценность, но сам этого не подозревал. И так, началось заседание. Первым выступал именно уже описанный пожилой мужчина с палочкой. Его доклад состоял в основном из описания современного развития радиоаппаратуры и открывшихся новых возможностей. Доклады такого типа с одной стороны несут большой объём поверхностной информации, а на самом деле никакой пользы для науки не представляют, ибо, по сути, являются лишь обзорами того, что и так все знают.
Вторым выступал Карл. В зале поднялся шум. Большинству было обидно, что молодой человек докладывается вторым, да к тому же занимает почётное место среди лучших учёных мира, а не просто в зале со всеми. И именно Карл был единственным новым лицом на подобном мероприятии. В докладе он рассказал о возможности программировать радиоуправляемые устройства. В 1970-е годы это было очень ново и все понимали, что это даёт огромные перспективы, но не понимали до конца, какие именно. Что такое программирование радиоуправляемых устройств? Для обычного человека это управление игрушечной машинкой с помощью пульта – приятная, но совершенно бесполезная вещь. Что же это означало для науки и обороны? Конечно же, возможность управления ракетами, беспилотными летательными аппаратами, машинами, иными словами, всем тем, что до этого управлялось живой силой прямо на месте, а теперь могло управляться из тепла и безопасности. Сам доклад, конечно же, никакой полезной информации не нёс. Ни один учёный подобного уровня никогда не скажет лишнего, потому что понимает последствия. Александр понял, что теперь его основная задача – разговорить Карла, который к тому же, как выяснилось, неплохо владел русским, потому как жил в СССР не один год до отъезда в Германию.
После каждых пяти докладов объявляли перерыв на пятнадцать минут, дабы все могли отдохнуть, отвлечься или же, наоборот, подискутировать на тему услышанного. В один из таких перерывов Александр подошёл к Карлу:
- Спасибо за доклад. Не ожидал от столь молодого учёного такое услышать. Я вижу, Вы действительно далеко продвинулись.
- Спасибо на добром слове. – Кратко ответил Карл.
- Что ещё Вы можете сказать по своей теме? – Поинтересовался Александр.
- Скорее всего, ничего. Всё, что я знал, я уже озвучил при выступлении. – Отговорился Карл.
- И всё же, неужели Вы проделали такую работу только чтобы доложить о возможности управлять техникой на расстоянии? Вы можете привести пример каких-то реальных экспериментов или установок, где применяется программирование через радиопередачу? – Почти перегибая палку, вопрошал Александр. Ещё немного и в нём могли бы заподозрить разведчика.
- Эксперименты проводятся. Есть основания полагать, что они будут успешными. Но пока ещё рано об этом говорить. – Обманывал Карл.
Александру стало ясно, что он что-то скрывает, а потому Карл автоматически попал в разработку. О каждом участнике конференции было известно достаточно информации – кто они, откуда, где остановились, когда и как приехали в СССР. Пока проходила конференция, номер в гостинице, который снимал Карл, проверили. Подобная практика носит всегда формальный, но обязательный характер. Все прекрасно понимают, что если объект разработки действительно интересен, то он учитывает, что его будут проверять везде, а потому, скорее всего, не оставит нигде ничего того, что выдаст лишнюю информацию стратегическому противнику. Тем не менее, в таких проверках расчет был именно на человеческий фактор, по-простому, невнимательность и неосторожность. На удивление оперов, досмотревших его номер, выяснилось, что он в него до сих пор не заселялся, а значит, искать там нечего. Эту информацию сразу же передали Александру.
Из поверхностного анализа уже стало очевидно, что Карл представляет весьма немалый интерес для разведки, потому что обладает важной и ценной информацией. Также стало понятно, что он был подготовлен к тому, что попадёт в разработку. Любая попытка заговорить в таком духе ещё раз могла рассекретить Александра и его группу, которая уже и так достаточно долго тёрлась вокруг Карла. Прослушка в его кресле тоже ничего не давала. Он просто не общался с соседними учёными. Они поначалу пытались тоже с ним что-то обсуждать, но потом поняли, что он их просто игнорирует, и переключились друг на друга. Таким образом, Карл вёл себя более чем странно. Всё указывало на две вещи: он что-то важное знает, но он ни за что не расскажет. С одной стороны, он сам себя рассекретил, а с другой он не дал возможности никому узнать, какой именно секрет он скрывает.
Разведчики – тоже люди. И вот Александру в один из перерывов захотелось в туалет. Он уже понимал, что на месте не сможет получить больше никакой полезной информации от Карла. И вот, когда он закрыл за собой дверь в кабинку, он услышал шаги предположительно двух людей, которые вошли следом за ним. Судя по их весьма развязному поведению, они были уверены, что в туалете никого кроме них нет.
- Слушай, видел молодого учёного? Ещё все недовольные им были. – Спросил один из них.
- Ну да. А что?
- Да ничего. Просто мы с ним когда-то ещё на первом курсе университета вместе учились. Он к нам по обмену студентами приезжал практиковаться. Чудак был просто повёрнут на ракетостроении и обороне. А сейчас про какое-то программирование рассказывал. Что бы это значило?
- Не знаю…
- Вот и я не знаю. Помню, мы тогда все каждую неделю собирались в парке пить пиво. Только он один не пил. Всё говорил, что нельзя, вредно, что лучше спортом заниматься.

Эти два человека, которых можно отнести к типу посетителей, которые попали на конференцию случайно, сами не знали и даже предположить не могли, что только что сделали. Знал только Александр. Теперь он чётко понимал, с кем и чем имеет дело. Речь шла именно о радиоуправляемых ракетах. При этом стало очевидным, что на месте никакой информации получить не удастся. Стандартные методы, которые заключались в прослушке, спаивании водкой, подкладывании агентессы под объект разработки отпадали сами по себе. Из внешнего психологического анализа и слов одного из этих двух было очевидно, что объект не пьёт, к малознакомым женщинам равнодушен, живёт ради своих идей, а потому дорожит ими и просто так не выдаст. Исходя из этого, на сегодня основная задача была уже выполнена. Оставалось лишь подождать завершения заседания и уже затем пускать полученную информацию в ход.
И так, что мы имеем. Карл Миллер – молодой немецкий учёный, проходивший ранее практику в СССР. Он всю жизнь увлекался ракетостроением, но на конференции ни слова об этом не сказал, что само указывало на то, что он что-то скрывал. Он вёл абсолютно трезвый и здоровый образ жизни, чем тоже привлекал внимание. Получается, что он, будучи с виду простым учёным, изначально не допускал ситуаций, в которых зачастую возможна утечка информации. Это говорило о том, что на сегодняшний день он достаточно подготовлен и на чужой территории ничего, кроме уже изложенного получить не удастся.
В таких случаях научно-техническая разведка действовала либо сама, но уже на чужой территории, за счёт внедрения своих агентов в окружение разрабатываемого объекта, либо за счёт вербовки его родного окружения, что вдвойне рискованнее. В некоторых отдельных случаях, особо важных, могли подключать СВР – службу внешней разведки. Именно таким впоследствии стал этот случай. Но это уже другая история, к которой мы вернёмся позже.
Вот так и получается, что можно убить несколько часов на высокопоставленного научного деятеля и не извлечь никакой полезной информации, а пойти в туалет, оказаться случайно в нужном месте в нужное время, и от двух посторонних узнать то, что может изменить ход истории. И читатель мог бы сослаться на вымысел автора, но в реальной жизни всё именно так чаще всего и происходит.
 

Galina

генерал-лейтенант
Регистрация
12 Дек 2008
Сообщения
3,538
Reaction score
2,742
Исповедь Владимира Познера. Я прилетел из Москвы в Нью-Йорк. Прошел паспортный контроль. Поехал в гостиницу и обнаружил, что паспорта нет. То ли его украли, то ли я его выронил, но факт оставался фактом : паспорт пропал. На следующее утро, ровно в девять, я позвонил в Паспортный центр города Нью-Йорка. Как ни старался, я не смог добиться живого человеческого голоса, а бесконечная запись не разъясняла, как мне поступить. И я поехал. Центр этот тоже находится в нижней части острова и выглядит столь же безлико, как тот, в котором я получил гражданство. У входа стояли двое вооруженных автоматами охранников. Я подошел и начал: - Я потерял паспорт и хотел бы...Один из них перебил меня: - Прямо, налево по коридору, белое окошко. В окошке сидела афроамериканка. - Я потерял паспорт... - заговорил я, но она тоже перебила: - Белый телефон на стенке справа. И в самом деле, на стене висел белый телефон, а рядом с ним, за прозрачной пластмассовой защитой, была прикреплена инструкция. Начиналась она так: 1. Поднимите трубку. 2. Услышав гудок нажмите цифру "1". 3. Услышав слово "говорите", четко и ясно изложите свой вопрос..." И так далее. Таким образом я получил порядковый номер и время, когда должен подняться на десятый этаж в зал номер такой-то. На часах было 9:30 утра, а встречу мне назначали на 11:00. Я вышел, попил кофе, почитал газету и вернулся без пяти одиннадцать. - Мой номер такой-то, - сказал я охранникам, которые жестом пригласили меня пройти. Я поднялся на десятый этаж, вошел в большой зал, часть которого состояла из застекленных окошек. Не успел я сесть, ровно в одиннадцать раздался голос: "Владимир Познер, окно номер три". Я подошел. Меня поджидал мужчина лет пятидесяти, лицо которого я почему-то запомнил - может, потому что он удивительно походил на Чехова. - Привет, как дела? - спросил он. - Да так себе. - Что случилось? - Да то ли у меня украли, то ли я потерял паспорт. - Ну, это не беда. Вот вам бланк, заполните его. Я заполнил и вернул бланк Чехову. - Та-ак, - протянул он, - вы натурализованный гражданин США? Я кивнул. - Это чуть осложняет дело. У вас есть документ, подтверждающий ваше гражданство? - Есть, но он в Москве, я его не вожу с собой. - А напрасно. Надо иметь при себе хотя бы ксерокопию. - Я могу позвонить в Москву и попросить, чтобы прислали мне в гостиницу копию по факсу-поеду, получу и вернусь к вам. - Отлично, буду ждать, - сказал Чехов. Я тут же позвонил, помчался в гостиницу, где факс уже ждал меня. Схватив его, вернулся в Паспортный центр. В половине первого я подошел к окошку номер 3 и протянул факсимильную копию. Чехов посмотрел на нее, покачал головой и сказал: - Сэр, мне очень жаль, но я получил разъяснение, что нам нужен оригинал. - Но оригинал в Москве. Не могу же я лететь туда, не имея паспорта! - И не надо, сэр, не нервничайте. В Вашингтоне имеется второй оригинал, который нам пришлют. Но эта операция будет стоить вам девяносто долларов. Я готов был заплатить любую сумму, лишь бы получить паспорт. - Мистер Познер, - сказал Чехов, вас будут ждать ровно в три часа в зале номер два. Я вышел на улицу, съел хот-дог"со всеми причиндалами"- так говорят, когда на сосиску накладывают все специи и все соусы плюс кетчуп и горчицу. Запил эту гадость бутылкой кока-колы, и без пяти три пришел в зал номер два. Ровно в три раздался голос: - Мистер ВАЛДИМИР Познер! - Именно так, Валдимир, а не Владимир. Я подошел к окошку. Довольно мрачная черная женщина протянула мне паспорт и сказала: - Проверьте, все ли правильно. В паспорте значилось "Владимир", а не "Валдимир". Все было правильно. - Распишитесь в получении. Я расписался. Время было пять минут четвертого. Меньше чем за один рабочий день я получил новый паспорт. Признаться, я был потрясен. Я отправился в другой зал, подошел к окошку, за которым сидел Чехов и сказал : - Сэр, не могу даже подобрать слова, чтобы выразить вам благодарность за такую работу. Я поражен. Чехов посмотрел на меня и совершенно серьезно, я даже бы сказал строго ответил: - Сэр, Вы за это платите налоги!
 

S&L

генерал-майор
Регистрация
12 Май 2010
Сообщения
2,291
Reaction score
5,634
Тема "Гениальное просто ...." закрыта, по этому кидаю сюда (просто не знаю куда)
Телевизор
Учительница начальных классов однажды попросила детей написать сочинение о том, что бы они хотели, чтобы Бог сделал для них. Вечером, когда она проверяла работы, она наткнулась на одно сочинение, которое ее очень расстроило. В этот момент вошел ее муж и увидел ее плачущей. "Что случилось?" - спросил он. "Читай" - ответила она, протянув сочинение одного мальчика. "Господи, сегодня прошу Тебя о кое-чем особенном: преврати меня в телевизор. Я хочу занять его место. Хочу жить, как живет телевизор в нашем доме. Хочу иметь особенное место и собирать семью вокруг себя. Чтоб меня слушали, не перебивая и не задавая вопросы, когда я говорю. Хочу быть центром внимания. Хочу, чтоб мной занимались, как занимаются телевизором, когда он перестает работать. Хочу быть в компании отца, когда он возвращается домой, даже уставший. Чтоб моя мама, вместо того, чтоб игнорировать меня, шла ко мне, когда остается одна и грустит. Хочу, чтоб хоть иногда, мои родители оставляли все в стороне и проводили немного времени со мной. Боже, я не прошу многого... Я только хочу жить, как живет любой телевизор".
 
Последнее редактирование:

zadorozhka

капитан
Регистрация
7 Окт 2011
Сообщения
619
Reaction score
1,050
Как-то ездила по рабочим делам по всяким учреждениям, справилась где-то после обеда, возвращаюсь на работу, в голове прокручиваются мысли, что сделано, что надо и как хорошо, что скоро вечер. На перроне в метро людей мало, стою, высматриваю в тоннеле, когда же в темноте появятся огни приближающегося поезда. Мой взгляд цепляется за парня в десяти метрах впереди меня. Не знаю, что меня насторожило, только в голове пропечаталась мысль – он собирается прыгнуть под поезд. В руках у него был свернутый лист бумаги. Сам бледный, с яркими красными пятнами на лице, одновременно подавлен и взвинчен, не мог стоять спокойно на месте, подходил очень близко к краю платформы, отходил назад, вроде примерялся, нетерпеливо поворачивал голову в сторону тоннеля, присел завязать шнурок и эта бумажка в его руках - вот запихивает ее в карман куртки – это его записка. В какой-то момент его лицо скривилось, но слез не видно. Не может быть! Мне страшно. Первым моим побуждением было уйти оттуда, ничего этого не видеть и не знать, я даже сделала пару шагов. Я выйду из метро, он прыгнет, и поезд долго никуда не поедет, буду добираться другим транспортом,.. и на работе до вечера буду мониторить новости в интернете, и вечером по телевизору, и ночью мое болезненное воображение накроет меня с головой. Я буду знать, я видела этого человека живым.
Собираюсь, беру эмоции под контроль, как-то вдруг это стало несложно. Скучающей походкой иду вдоль платформы в его сторону. Краем глаза вижу, он меня заметил, смотрит настороженно, и как только до него остается каких-то два метра, отходит, останавливается. Я тоже приостановилась. Да не буду же я за ним бегать! Опять скучающей походкой, как бы задумавшись, иду за ним. Так мы крались вдоль всей платформы. Подхожу - отходит, косится на меня. Неужели испугался? Не надо, я тебя больше боюсь.
В конце платформы людей больше. То есть только здесь они и есть. Он останавливается на желтой линии, стоит. Уже слышен шум приближающегося поезда, давление воздуха. Становлюсь в шаге позади него. Он не оглядывается, но, наверное, знает. Черт! Я становлюсь почти в стойку, левостороннюю, полгода занятий боксом даром не проходят, рассла###юсь, прикидываю, как буду его хватать, если он дернется. Куртка на нем застегнута, это хорошо. Он чуть выше меня, но вряд ли намного тяжелее. Страх окатывает волной. А если он меня утащит за собой! Надо найти сотрудника метро, сказать - у вас, кажется, ЧП. Поздно, поезд сейчас выедет из тоннеля. Время замедляется – вот поезд выезжает, парень стоит спокойно. Страх сменяется на злость. Если дернется, я его курткой с ним внутри здесь пол вытру! Кабина машиниста в пяти метрах, в трех, сейчас… и поезд проносится мимо. Проносится, замедляется, собирается остановиться. Мне уже нет нужды стоять так близко к парню. Остановка, двери открылись, не хочу ехать в одном с ним вагоне, захожу в соседний. Напряжение уходит, ничего не чувствую. Через две остановки начинаю исподтишка высматривать его в соседнем вагоне, вот он, выходит на третьей. Мне ехать дальше, слежу за ним взглядом, хочу увидеть его лицо, мой вагон уже трогается, вижу, он идет за колонами, красных пятен нет, расслабленный, взгляд в пол и улыбается.
Что это было! Что это было? Может мне все показалось? Больное воображение? Парень решил, что какая-то пришибленная чуть не пристала к нему в метро. А если нет, если он сейчас выйдет из подземки и бросится на дорогу! Но нет, я видела, он улыбался. Если он и собирался что-то такое сделать десять минут назад, то, может, сейчас он узнал, что его жизнь не безразлична, даже постороннему человеку небезразлична.
 

Galina

генерал-лейтенант
Регистрация
12 Дек 2008
Сообщения
3,538
Reaction score
2,742
зацените, мне понравилось:
Кот Шрёдингера
Можно построить и случаи, в которых довольно бурлеска. Некий кот[SUP][1][/SUP] заперт в стальной камере вместе со следующей адской машиной (которая должна быть защищена от прямого вмешательства кота): внутри счётчика Гейгера находится крохотное количество радиоактивного вещества, столь небольшое, что в течение часа может распасться только один атом, но с такой же вероятностью может и не распасться; если же это случится, считывающая трубка разряжается и срабатывает реле, спускающее молот, который разбивает колбочку с синильной кислотой. Если на час предоставить всю эту систему самой себе, то можно сказать, что кот будет жив по истечении этого времени, коль скоро распада атома не произойдёт. Первый же распад атома отравил бы кота. Пси-функция системы в целом будет выражать это, смешивая в себе или размазывая живого и мёртвого кота (простите за выражение) в равных долях. Типичным в подобных случаях является то, что неопределённость, первоначально ограниченная атомным миром, преобразуется в макроскопическую неопределённость, которая может быть устранена путём прямого наблюдения. Это мешает нам наивно принять «модель размытия» как отражающую действительность. Само по себе это не означает ничего неясного или противоречивого. Есть разница между нечётким или расфокусированным фото и снимком облаков или тумана.
 

BETEPAH

Ветеран
Регистрация
15 Янв 2011
Сообщения
35,098
Reaction score
79,578

Син: "Тату, можна мені задати тобі питання?"

Батько: "Так, звичайно, що ти хочеш знати?"
Син: "Тату, скільки ти заро###єш за годину?"
Батько: "??? Це не твоя справа, чому тебе цікавлять такі речі?"
СИН ". Я просто хочу знати, будь ласка, скажи мені, скільки ти заро###єш за годину?"
Батько: "Якщо хочеш знати, я заро###ю 100 грн. на годину."
Син: "О…" (з опущеною головою)
Син: "Тату, можеш мені позичити 50 грн.? Будь ласка!"

Батько розлютився.
Батько: "Якщо єдина причина, через яку ти мене розпитував - позичити грошей, щоб купити собі дурну забавку чи інші дурниці, то забирайся в свою кімнату і лягай спати. Подумай, чому ти такий егоїстичний. Я важко працюю заради тебе кожного дня, а ти мені віддячуєш такою поведінкою".

Хлопчик тихо пішов у свою кімнату і зачинив за собою двері.
Чоловік сів і ще більше розізлився через питання маленького хлопчика. Як він сміє ставити такі питання тільки, щоб отримати трохи грошей?
Приблизно через годину або близько того, чоловік заспокоївся і замислився:
"Може й дійсно було щось, що було необхідно купити за 50 грн., і він дійсно не так часто просить грошей". Чоловік підійшов до дверей кімнати свого маленького сина і відчинив двері.

Батько: "Ти спиш, синку?"
Син: "Ні тато, я прокинувся".
Батько: "Я подумав, що може я був занадто строгим до тебе, у мене був довгий та важкий день, і я мабуть зірвався на тебе. Ось 50 грн., які ти просив ...».

Хлопчик сів на ліжку, посміхаючись.
Син: "О, дякую татку!"
Потім, заліз під подушку і витягнув звідти кілька зім'ятих купюр. Чоловік побачив, що у хлопчика уже були гроші, і знову почав злитися. Маленький хлопчик повільно перерахував свої гроші, а потім подивився на свого батька.

Батько: "Чому ти хочеш ще грошей, якщо у тебе вже є"
Син: "Тому що у мене не було достатньо, а тепер вистачить! Тато, у мене уже є 100 грн. Чи можу я купити годину твого часу? Будь ласка, приходь додому завтра раніше. Я хотів би повечеряти з тобою"…
Батько був приголомшений. Він обняв свого маленького сина і попросив у нього пробачення. Це просто коротке нагадування для всіх. Ми не повинні дозволити часу промайнути, не провівши його з тими, хто дійсно важливий для нас, з тими, кого ми любимо, хто живе у нашому серці. Не забувайте ділитися ним - чого вартують 100 грн. в порівнянні з часом проведеним з коханими? Якщо ми помремо завтра, компанії, задля яких ми працюємо легко замінять нас протягом декількох днів. Але сім'я і друзі, які залишаться без нас будуть відчувати цю втрату до кінця свого життя. Якщо задуматись, ми віддаємо себе більше роботі, ніж власній сім’ї .
Деякі речі більш важливі.
http://vk.com/think_2015
 
Статус
В этой теме нельзя размещать новые ответы.
Сверху